• 06.08.2021

Рецензия на фильм «Чёрная Вдова»


Чёрная Вдова

Действие «Вдовы» происходит за несколько лет до событий финала «Мстителей» и сразу после раскола супергероев в «Первом мстителе: Противостояние». Наташа Романофф (Скарлетт Йоханссон) решает отойти от дел и провести время в спокойном уединении, но прошлое не остановить: героине приходится встретиться с давно позабытой семьёй, загадочным Таскмастером и секретами из детства, проведённого в экспериментальном бункере под кодовым названием «Красная комната».

На первых кадрах «Вдовы» подросток Наташа (убедительная Эвер Андерсон, дочь Миллы Йовович и Пола У.С. Андерсона) вместе с младшей сестрой Еленой завороженно наблюдают за люминесцирующими светлячками на заднем дворе. Длится сказка недолго, макароны с сыром на ужин вряд ли подоспеют вовремя: идиллия сменяется известиями о внезапном переезде, родителей (Рэйчел Вайс и Дэвид Харбор), работающих на КГБ, выследило ФБР; пора в буквальном смысле улетать. От намёка на тепло остаются воспоминания и прогрессирующая боль.

Скарлетт Йоханссон в роли Наташи Романофф на кадре из фильма «Черная вдова»

Скарлетт Йоханссон в роли Наташи Романофф на кадре из фильма «Черная вдова»


Скарлетт Йоханссон в роли Наташи Романофф на кадре из фильма «Черная вдова»

Под кавер на Smells Teen Like Spirit в титрах стильно и кратко посвящают аудиторию в генезис Наташи — не просто взращенной Советским Союзом оперативницы, но понёсшей огромный психологический ущерб девушки, практически не знавшей концепта семьи и тепла. Вдов в мире Marvel ждёт незавидная участь: их программируют на убийство, делают подопытными кроликами, самоуничтожающимися в случае провала миссий, подконтрольными страдающему манией величия центральному антагонисту Дрейкову (Рэй Уинстон). Наташе удалось сбежать, другим, в том числе Елене, не повезло вовсе. В лучших традициях трилогии о Джейсоне Борне действие затягивает и распутывается, пульсируя и набирая обороты, каких ранее в сольных фильмах у «Марвел» было совсем мало.

«Вдову» австралийской режиссёрки Кейт ШортландБерлинский синдром», «Лоре») отличают редкие для марвеловских масштабов фемоптика и очеловеченность героини. Романофф несовершенна, зрители/-льницы впервые различают это с предельно близкого расстояния. Огромен и путь, проделанный индустрией с момента выхода «Железного человека 2» с его вопиющей объективацией и сексуализацией героини. Сольник наделяет Романофф карт-бланшем на соотносимые, дифференцированные человеческие эмоции (сверхспособностями Наташа не обладает), которые в предыдущих сборниках если и проскальзывали, то непременно терялись в сдавленном воздухе и каше разрушений. Отрицание родителей, гнев на них, неловкое сострадание к сестре наконец-то валидны, а не только продиктованы маркетинговыми стратегиями.

Флоренс Пью в роли Елены Беловой на кадре из фильма «Черная Вдова»

Флоренс Пью в роли  Елены Беловой на кадре из фильма «Черная Вдова»


Флоренс Пью в роли  Елены Беловой на кадре из фильма «Черная Вдова»

Наташа испытывает чувство вины за бездействие в отношении Вдов, продолжавшееся годами. Спасение утопающих она решает начать с сестры (затмевающая всех звезда фильма Флоренс Пью). Для плана по ликвидации той самой Красной комнаты с генетическими экспериментами они вынуждены объединиться с родителями, которые вполне спокойно обменяли их на определённые привилегии. Мелина (Вайс) по прошествии времени погрузилась в науку и выдуманную семью как будто не вспоминала. Алексей (Харбор как comic relief), он же Красный Страж, был обманут КГБ и упрятан в тюрьму, но плоды воспитания обеих дочерей приписывает себе, со слезами на глазах и непопаданием в ноты когда-то любимого Еленой шлягера.

Дэвид Харбор в роли Алексея Шостакова на кадре из фильма «Черная Вдова»

Дэвид Харбор в роли Алексея Шостакова на кадре из фильма «Черная Вдова»


Дэвид Харбор в роли Алексея Шостакова на кадре из фильма «Черная Вдова»

В отличие от Старков, Кэпов и других членов команды, догадаться о фамильной динамике в этом хоровом ансамбле было практически невозможно в пылу пространно-пафосных монологов о самопожертвовании и другой узнаваемой символики. Наиболее близко подошли в «Стражах Галактики 2», но у Шортланд и всей команды задачи всматриваться в другие вселенные не возникает — тут бы с собой и соседями-землянами разобраться. Диагностировать ещё один «синдром Торетто» у авторов желания тоже нет, и слава богу. Здесь могут не договаривать хрустящие на зубах банальности, но психологически герои стали более честными, знакомо прорабатывающими свои отношения (кульминацией, удивительно, становится сцена за обеденным столом, а совсем не взрывы и не раскрытие заговоров).

Отсылает «Вдова» и к предыдущему фильму Шортланд, военной драме «Лоре». В ней родители главной героини оказываются нацистами, её привычный мир разрушен. Романофф схоже спустя время узнаёт об альтер эго обоих фиктивных предков, и шок от продажи себя в руки КГБ отменять не собирается. Остаётся понимать, возможно – прощать, но точно меняться, несмотря на внешний шум и фейерверки.

Постепенно эволюционирует и Marvel: всё ещё массовый, иногда самоироничный, почти всегда напыщенный, из всех сил прибегающий к идентификации себя через наглядные метафоры. Но продукты студии всё ещё про и для людей в зале, подспорье для личных историй минус зелёный экран. Эксельсиор, бесконечность не предел и другие зазывающие мантры хороши в меру. Наташу Романофф тянет к земле, нас вместе с ней, и такая непривычная траектория облегчает, заряжает дополнительным любопытством и точно не даёт поводов для утомлённости испепеляющим диснеевским солнцем.



Source link

Masternews

Read Previous

Двух кемеровчан задержали по подозрению в телефонном мошенничестве

Read Next

Карен Хачанов обратился к Себастьяну Корде после победы над ним в 1/8 финала Уимблдона